На авиасалоне представят 116 гражданских воздушных судов и 18 летательных аппаратов ВКС России

Открывается Международный авиационно-космический салон МАКС-2017. О том, что представит на этом мировом смотре Россия, как и в чем наши авиастроители сотрудничают с зарубежными партнерами, корреспонденту «Российской газеты» рассказал директор по международному сотрудничеству и региональной политике Госкорпорации «Ростех» Виктор Кладов.
Ту-144 по-прежнему в центре внимания. И пассажирские лайнеры снова вновь полетят на сверхзвуке. Фото: Архив "РГ"
Виктор Николаевич, в этом году МАКСу исполняется 25 лет. Что представите на этот раз?

Виктор Кладов: Сегодня МАКС входит в тройку крупнейших мировых авиасалонов. Наряду с теми, что проходят во французском Ле Бурже и британском Фарнборо. Более того, мы — первые в мире по воздушным показам, которые сопровождают все подобные салоны.

Больше нигде не собирается одновременно столько пилотажных групп. Нигде не демонстрируется такое разнообразие авиационной техники в полетах. В рамках МАКС-2017 для участия в летной программе заявлено 90 самолетов и вертолетов. Свое мастерство покажут 8 пилотажных групп. Впервые в России можно будет оценить мастерство военных летчиков из Объединенных Арабских Эмиратов. Их группа Fursan Al Emarat, насколько я знаю, вообще впервые участвует в показе за пределами своего региона.

На статических стоянках будут представлены 116 гражданских воздушных судов и 18 летательных аппаратов Воздушно-космических сил России. На МАКС-2017 приедут представители 32 стран. Свою продукцию покажут 489 отечественных компаний.

За двадцать пять лет своего существования Международный авиационно-космический салон в Жуковском прочно встал на ноги, уверен, он будет развиваться и дальше.

На всех МАКСах проходят интенсивные переговоры с зарубежными партнерами. На чем сосредоточитесь в этом году?

Виктор Кладов: На дальнейшем развитии и углублении наших партнерских отношений. Прежде всего, с такими странами как Индия, Китай, а теперь уже и Объединенные Арабские Эмираты.

В Индии получает все большее распространение программа Make in India. Она направлена на расширение производства высокотехнологичной продукции в своей стране и снижение ее импорта из-за рубежа. В парадигме этой программы наши предприятия работают в Индии уже более двадцати лет. Самые крупные из них: лицензионный выпуск истребителей Су-30МКИ и танков Т-90С, совместная разработка крылатых ракет BrahMos.

Также в декабре 2015 года было подписано соглашение о создании совместного российско-индийского предприятия Indo-Russian Helicopters Private Limited. Оно будет выпускать в Индии вертолеты Ка-226Т и различные его модификации. Первые Ка-226Т будут экспортированы из России. Цифры озвучиваются разные — от 40 до 60 вертолетов. Параллельно в Бангалоре будет идти подготовка к началу производства этих машин. Выпуск планируется наладить на базе одного из заводов авиастроительной корпорации HAL, где собирались лицензионные Су-30МКИ. Высококвалифицированные кадры там уже есть. Думаю, вертолетостроительные технологии освоят быстро.

Есть у нас с Индией и другие совместные проекты, над которыми мы сейчас работаем.

А как продвигаются дела на китайском направлении? Речь прежде всего об амбициозном проекте создания российско-китайского широкофюзеляжного дальнемагистрального самолета, известного по аббревиатуре ШФДМС.

Виктор Кладов: Работы идут. Нельзя сказать, что легко, но идут. Мы пытаемся убедить наших китайских партнеров в том, что в этом самолете необходимо реализовать самые передовые технологии. Если работать на основе того, что есть сейчас, то в 2025 году, когда ШФДМС должен выйти на линии, он уже будет морально устаревшим.

Сейчас мировой рынок дальнемагистральных самолетов поделен между американским Boeing и европейским Airbus. Вряд ли они захотят получить конкурента. Поэтому рассчитывать на то, что они нам продадут какие-то прорывные технологии, не стоит. Необходимо применять собственные разработки и спроектировать самолет так, чтобы он стал самым безопасным, самым экономичным, самым комфортабельным.

Настоящий прорыв можно сделать в двигателестроении. Завершается создание двигателя ПД-14. Его будут ставить на наш МС-21. Мы предлагаем китайцам приступить к совместным работам над двигателем ПД-35. Цифры обозначают тягу моторов. У того, что встанет на МС-21, тяга 14 тонн. А у того, который мы предлагаем сделать для ШФДМС, тяга должна быть 35 тонн. Скачок по мощности более чем в два раза.

Надеюсь, в ходе работы МАКС-2017 мы проведем с китайскими партнерами несколько очень важных для нашего дальнейшего сотрудничества переговоров. И проект ШФДМС получит существенный импульс.

Кстати, кроме ШФДМС мы также активно работаем с китайскими партнерами над созданием передового тяжелого вертолета со взлетным весом 38,5 т. Этот проект продвигается гораздо быстрее, чем проект создания ШФДМС, надеемся, что до конца года «Вертолеты России» подпишут с китайскими партнерами соответствующий контракт. Переговоры по этой теме, как и по ШФДМС, будут продолжены на полях МАКСа.

В начале года в столице Объединенных Арабских Эмиратов было подписано соглашение о совместной с Россией разработке самолета. И это будет не просто истребитель, а боевая система, включающая пилотируемый и беспилотные летательные аппараты. Почему Эмираты вдруг решили создавать собственные самолеты?

Виктор Кладов: Потому что они умные и смотрят в будущее. Несколько лет назад король Саудовской Аравии произнес замечательную фразу: каменный век закончился не потому, что закончились камни, а потому, что пришли новые технологии. Действительно, люди научились плавить и обрабатывать металл. На Ближнем Востоке нефть не скоро закончится. Но там давно и успешно развивают технологии, никак с ней не связанные.

Если посмотрите на Объединенные Арабские Эмираты, то обнаружите удивительную вещь — у них, вопреки расхожему мнению, нефть и газ, то есть сырье, занимает всего 30% ВВП. А 70% — это туристический бизнес, строительство, авиаперевозки, металлургия, цифровые технологии и множество других ноу-хау. Они смогли очень грамотно распорядиться своим географическим положением, создав огромные аэропорты-хабы, которые сейчас связывают фактически весь рынок авиаперевозок. Они создали крупнейшие в мире авиакомпании. В какую страну вы ни прилетите, везде увидите самолеты какой-нибудь эмиратской авиакомпании.

И теперь, очевидно, они решили развивать собственное авиастроение. Тем более что положительный опыт есть. Ракетно-пушечный комплекс «Панцирь» появился как совместный российско-эмиратский проект. Автомобиль «Тигр» тоже начинал создаваться с эмиратским участием. Они и сейчас выпускают свой «Тигр» под названием Nimr.

Соглашение по созданию совместного эмиратско-российского самолета, которое вы упомянули, действительно может быть очень интересным в своей реализации.

«Ростех» и «Рособоронэкспорт» на днях провели большое двухдневное совещание со своими представителями за рубежом. Усиливаете продвижение продукции на внешний рынок?

Виктор Кладов: Подобного по своему масштабу совещания мы, как ни странно, до сих пор еще не проводили. У нас достаточно солидный коллектив тех, кто работает за границей на постоянной основе. По всему миру существует 53 представительства «Ростеха», на всех континентах, за исключением Австралии. Правда, несколько было временно закрыто по объективным причинам. Например, на Украине, в Ливии и Йемене.

Очень большое представительство у нас в Китае. Довольно крупные в Венесуэле и Индонезии, а во Вьетнаме и Индии их даже по два. В общей сложности за границей на постоянной основе работают полторы сотни высокопрофессиональных специалистов, говорящих как минимум на двух иностранных языках. Есть и те, кто владеет пятью-шестью языками. Многие имеют ученые степени. Все они обладают уникальным внешнеторговым опытом и помогают в продвижении не только военной, но и гражданской продукции.

Но отрыв от того потока общей информации, которой владеет «Ростех», все-таки сказывается. На сегодня принята новая стратегия развития «Ростеха» до 2025 года, которая предусматривает быстрый рост экспорта гражданской продукции с выходом на пропорцию 50 на 50.

И когда мы провели серию встреч представителей с руководителями крупнейших российских промышленных холдингов и отдельных предприятий, для многих это стало откровением — каким потенциалом сегодня обладает отечественная промышленность высоких технологий. И что кроме оружия можно предлагать на внешнем рынке. Например, холдинг «Швабе», входящий в «Ростех», поставляет медицинскую технику в 63 страны мира. В том числе в Индию и Швейцарию, которые сами являются крупнейшими экспортерами лекарств и медтехники. Сейчас мы активно развиваем цифровые технологии. Даже создали специальную компанию RITE — Russian Information Technologies Export, которая будет продвигать IT-продукцию на экспорт.

Уверен, после прошедшего совещания, которые теперь станут регулярными, мы значительно расширим экспорт российской высокотехнологичной продукции. И не только военной.

Интересная ситуация складывается с западными санкциями. Вроде бы их постоянно ужесточают. Но в то же время известно, что на некоторые высокотехнологичные сектора экономики, в том числе на авиастроение, они практически не распространяются. Что, без нас не полетят?

Виктор Кладов: Действительно, на Западе понимают, если они заблокируют все сотрудничество с Россией, хуже станет в большей степени им, а не нам. Мы поставляем примерно 40% авиационного титана и титановых изделий американской корпорации Boeing. Три года назад, когда тема санкций только начинала озвучиваться, занервничали не мы, а американцы. Введение с нашей стороны ограничений на поставку титана было бы чревато приостановкой многих авиационных проектов в США. Мы этого не сделали.

У нас с американским Boeing создано совместное предприятие. Находится оно на Урале, в Верхней Салде, где выпускается продукция по совершенно уникальным технологиям. За океан мы поставляем не титановые заготовки, а готовые изделия. И ноу-хау принадлежит российской стороне.

Европейский Airbus на 60% зависит от российского титана. Самолет А380 почти весь сделан из уральского титана. А бразильский Embraer 100% титана для своего производства импортирует из России.

Совершенно уникальный пример — вертолеты. «Рособоронэкспорт» находится под санкциями США, но при этом вертолетная тема была выведена за рамки этих санкций. Американцы закупили более пятидесяти наших винтокрылых машин и поставили их в качестве помощи в Афганистан. Машины там прекрасно работают.

Какие основные тренды в авиации и авиастроении вы могли бы назвать?

Виктор Кладов: Насыщенность мирового авиарынка такова, что объективно закупка воздушных судов будет снижаться. Поэтому на внешнем рынке мы обратим особое внимание на создание сервисных центров, на полное обеспечение ремонта и технического обслуживания авиатехники российского производства.

В то же время потребности нашего внутреннего рынка могут как раз вырасти. Прежде всего в небольших региональных самолетах. И в этом направлении мы уже работаем.

Есть интересные идеи в области конверсии. На базе технологий военного назначения сейчас идет работа над проектами в области производства авионики, узлов, агрегатов и двигателей для гражданской авиации.

Естественно, мы продолжим курс на международную кооперацию. Мы готовы делиться авиационными технологиями с нашими партнерами. И сами готовы заимствовать за рубежом то, чем пока не владеем.

Источник: https://rg.ru/2017/07/16/na-maks-2017-svoiu-aviakosmicheskuiu-produkciiu-pokazhut-32-strany.html 

Оставьте первый комментарий

Оставьте своё мнение

Ваш email никогда не будет опубликован!


*


Яндекс.Метрика