Новости

Отвечая на вызовы времени. Аэропортовая инфраструктура страны продолжает активно развиваться.

Вирус COVID–19 больно ударил по гражданской авиации. И по авиакомпаниям, и по аэропортам, еще раз доказав, что полемика, какой из этих двух сегментов важнее, возможна лишь в «тучный» период, а рецессия для всех одна. Тяжелые времена доходчиво напоминают о взаимозависимости экономик. Это иллюстрируют и цифры – в самый кризисный момент пандемии и пассажирооборот авиакомпаний, и пассажиропоток аэропортов рухнули в равных пропорциях до небывало низкого уровня. Это и понятно: задача одна – перевозка пассажиров и грузов. Сложилось впечатление, что эксплуатанты более требовательны к участию государства в решении их проблем, нежели аэропорты. На это указывает общий информационный фон. Поэтому есть смысл взглянуть на наземный сегмент гражданского авиакомплекса – как он переживает кризис, обезлюдели ли терминалы, остановилось ли строительство новых объектов инфраструктуры?

Потери понесли все

Нет, аэропорты не обезлюдели и тем более не обанкротились. По состоянию на середину мая текущего года – а это период начала выхода из пандемийной блокады – в госреестре аэродромов и вертодромов гражданской авиации РФ значились 241 аэродром и 6 вертодромов. Разумеется, потери понесли все. Одни в большей, другие в меньшей степени. В большей – крупные международные, в меньшей – такие как Аян в Хабаровском крае, Белоярский в Ханты–Мансийском автономном округе, Анадырь (Угольный) и Беринговский в Чукотском АО. Причем Беринговский уже в июне обслужил пассажиров в пять с лишним раз больше по отношению к докризисному январскому показателю. А все дело в том, что малые аэропорты, значительная часть которых входит в состав федеральных казенных предприятий, служат связующим звеном между Большой землей и далекой периферией, где, по сути, отсутствует альтернативный транспорт.
Международным воздушным гаваням пришлось тяжелее по причине их международности. Как известно, Росавиация с 27 марта прекратила регулярное и чартерное авиасообщение с другими странами. Такие же ограничения ввели 110 из 195 стран, составляющие около 98% авиационного рынка. По данным Международной ассоциации гражданской авиации ICAO, в середине апреля сокращение провозных емкостей по всему миру составило около 94%. Наибольшие потери понесли Европа и Африка (–96%), Северной Америке «досталось» чуть меньше (–91%), на Ближнем Востоке, в Латинской Америке, Азии и Океании падение составило около 93%.
Крайне тяжелые и далеко идущие последствия самоизоляции государств отметили IATA и ICS. В середине апреля Международная ассоциация гражданской авиации и Международная палата судоходства опубликовали совместное заявление о том, что из–за прекращения авиа-
перевозок практически остановилась ротация экипажей морских судов (прежде перевозились около 100 тыс. человек ежемесячно по всему миру). Это грозит остановкой коммерческого судоходства, которое выполняет 90% объема мирового торгового грузооборота, включая перевозку продуктов питания, топлива, сырья и промышленных товаров. В свою очередь на долю гражданской авиации приходятся 35% мирового грузо-
оборота по стоимости перевозимых товаров, включая лекарства и медицинское оборудование. Остановка этих перевозок угрожает жизни и здоровью людей во всем мире. Это ли не эффект домино?
На отечественном пространстве положение дел усугубило введение рядом российских регионов обязательной обсервации для приезжих. «Угроза посадки на карантин прибывающих в регионы пассажиров из Москвы и Санкт–Петербурга остановила практически все авиаперевозки внутри страны», – заявил гендиректор Аэрофлота Виталий Савельев на заседании, посвященном поддержке авиапрома и авиаперевозок, которое провел в разгар эпидемии Президент России Владимир Путин.
Именно апрель резко очертил в цифровом выражении начало кризиса. Если в течение января – марта число обслуженных пассажиров (отправлено + прибыло) по международным направлениям в аэропортах страны снизилось почти в два раза, а по внутренним – менее чем на 7%, то уже в апреле наблюдалась катастрофа. Пассажиропоток рухнул в среднем на 90%! Резкий спад лишь на финише первого квартала можно объяснить инертностью положительного тренда прошлого года, когда российские авиакомпании перевезли более 128 млн пассажиров, превысив показатели 2018 года на 10,3%. Кроме того, I квартал текущего года обошли запреты и обсервации.
Самолеты в небе стали редкостью. «Статистические данные за апрель 2020 года показывают снижение интенсивности использования воздушного пространства РФ на фоне введенных ограничений в связи с предупреждением распространения коронавирусной инфекции. В апреле 2020 года российские авиадиспетчеры обслужили в верхнем воздушном пространстве страны 53,3 тыс. полетов, что на 63% ниже показателя относительно того же периода прошлого года. На международных воздушных линиях выполнены 14,9 тыс. полетов (–78,3%), включая 9 тыс. транзитных полетов (–62,3%). Число внутренних полетов составило 38,4 тыс. (–48%). Всего за январь – апрель 2020 года российские авиадиспетчеры обслужили 424 тыс. полетов (–17,3%)», – указывается в сообщении ФГУП «Госкорпорация по ОрВД».
Таким образом, хотя формально авиаперевозки по России не были ограничены, угроза карантина привела к тому, что в апреле они упали в 12,5 раза!
Для аэропортов это означало потерю 90% выручки. Затраты при этом оставались прежними. А тут еще и долговые обязательства. По экспертным оценкам, на конец 2019 года кредитная нагрузка здесь составляла порядка 250 млрд руб., а общий процент погашения по году ровнялся около 20 млрд руб. Эти факты подтвердил и министр транспорта РФ Евгений Дитрих. Он указал, что многие аэропорты уже сильно закредитованы: ранее они брали кредиты на расширение и обновление инфраструктуры, в том числе к Чемпионату мира по футболу, который прошел в России в 2018 году.

Что делать?

Пространство для сокращения прочих затрат у аэропортов тоже сильно ограничено, отметили аналитики KPMG, одной из аудиторских компаний «большой четверки». Аэропорты обязаны содержать терминал и взлетно–посадочную полосу в соответствии с сертификационными нормами, даже если в день будут осуществляться всего несколько рейсов. По сути, из доступных мер им остается только закрытие части терминалов, сокращение затрат на содержание и текущий ремонт. Этого в сложившейся ситуации недостаточно, и, если она про-
длится более двух–трех месяцев, самим справиться с возникшими проблемами у аэропортов не получится.
Одним из первых проявлений озабоченности ситуацией в стране, обусловленной распространением в мире коронавируса и резким снижением курса национальной валюты, стало выступление на коллегии Росавиации представителя Ассоциации воздушного транспорта. Это было в середине марта. Внимание руководства ФАВТ было обращено на риски, которые могли болезненно отразиться на деятельности российских эксплуатантов. В целях реализации мер поддержки авиакомпаний Росавиация предложила обнулить сборы за аэронавигационное обслуживание воздушных судов российских авиакомпаний в районах аэродромов Дальневосточного федерального округа и Арктики, а также на маршрутах ОВД между ними, что позволило бы снизить себестоимость перевозки. «В целом мы готовим план комплексных мер по поддержке не только авиакомпаний, но и аэропортов и других организаций отрасли», – заявил тогда первый заместитель министра транспорта РФ – руководитель Федерального агентства воздушного транспорта Александр Нерадько.
На необходимость серьезной финансовой госинъекции указывали и руководители отдельных авиакомпаний. Суммы назывались разные, а аргументация одна: многие эксплуатанты не выживут. В частности, основной владелец и председатель совета директоров S7 Group Владислав Филев заявил, что без господдержки участников отрасли ждет сокращение парка, но шансы уцелеть есть, в том числе и у частных перевозчиков. Стоимость такой поддержки он определил в 5 млрд долл. Это порядка 350–400 млрд руб. Размер госпомощи он поставил в зависимость от того, какой уровень воздушного сообщения государство стремится оставить в стране. Заявление, конечно же, было эмоциональным и указывало на некую растерянность Владислава Филева и ряда других руководителей. На поддержку авиакомпаний федеральное правительство выделило 23,4 млрд руб.
Громких заявлений со стороны аэропортов в этот период практически не поступало. В целом для воздушных гаваней прошлый год складывался удачно. В августе был введен в эксплуатацию международный аэропорт Саратова – «Гагарин» (холдинг «Аэропорты регионов»), в октябре задействован новый терминал ВВЛ международного аэропорта Хабаровска (оператор – АО «Хабаровский аэропорт»). В сентябре введена в эксплуатацию третья взлетно–посадочная полоса аэропорта Шереметьево, в ноябре принял пассажиров новый терминал ВВЛ международного аэропорта Челябинска (холдинг «Новапорт»). В 2019 году воздушные гавани страны обновили исторический рекорд, обслужив 220,9 млн человек, что на 6,9% больше, чем в 2018 году. Почти 74,5 млн пассажиров были обслужены на международных воздушных линиях (МВЛ) и более 146,4 млн – на внутренних (ВВЛ). Порядка 89% от общего пассажиропотока пришлось на 30 крупнейших аэропортов страны и около 46% (101,7 млн человек, +5,7% к 2018 году) – на аэропорты московского авиаузла (МАУ).

Восходящий тренд

Но COVID пощады не знает. Аэропорты не стали оазисами благополучия в бурном океане рецессии. В апреле и мае пассажиропоток российских аэропортов рухнул на 91% и 90% соответственно. В этих условиях Минтранс России попросил правительство снизить единый социальный налог для аэропортов до 7,5% на три года, а также субсидировать процентную ставку по займам до 4%. Об этом говорилось в письме министра транспорта РФ Евгения Дитриха первому вице–премьеру Андрею Белоусову. «Остается актуальным вопрос компенсации убытков аэропортам от ограничений авиасообщения в период пандемии коронавирусной инфекции. В качестве первоочередной меры Минтранс России предложил реализовать общую меру поддержки немонетарного характера в виде снижения единого социального налога до 7,5% сроком на три года», – указывалось в письме. Было подчеркнуто, что эта мера поможет сохранить занятость персонала и не снижать зарплаты.
Меры исключительно немонетарного характера не устроили аэропортовый комплекс. Международная ассоциация аэропортов (МАА) попросила Минтранс расширить их. В частности, было предложено предоставить госгарантии по обязательствам десяти крупнейших авиакомпаний на 76 млрд руб., а самим аэропортам – льготы на выплаты по страховым взносам на срок не менее трех лет. Причем срок действия гарантий должен распространяться до конца года.
В ответ в конце мая распоряжением кабмина воздушным гаваням было выделено из резервного фонда правительства 10,1 млрд руб. Субсидии разрешается тратить на уплату страховых взносов, содержание, ремонт и эксплуатацию зданий, оборудования, транспорта, а также на выплату зарплат сотрудникам. Исключение составляют представители руководящего состава и советов директоров. Денег хватит на компенсацию потерь пассажиропотока объемом 51,7 млн человек (при учете 195,4 руб. за одного), или 92% от уровня второго квартала 2019 года, подсчитали эксперты. Еще одно условие – управляющие компании получат эти деньги, только если сохранят 90% персонала (по штатной численности от 1 января 2020 года) и смогут обеспечить непрерывную работу аэропортов.
Напомним, что с 17 марта 2020 года кабмином был установлен понижающий коэффициент в размере 0,5 ставки сбора за аэронавигационное обслуживание на маршрутах воздушного движения и в районах аэродромов для российских пользователей воздушного пространства Российской Федерации, осуществляющих внутренние полеты, на срок до 1 октября 2020 года. Аналитики убеждены в том, что финансовая поддержка воздушных гаваней будет продолжена. Ее объем будет зависеть от ситуации.
Тем не менее принятые меры, а также снятие ряда межрегиональных и некоторых международных ограничений уже приносят свои плоды. Так, объемы перевозок через аэропорты России в июне возросли более чем в три раза по сравнению с предыдущим месяцем. Увеличилась интенсивность использования воздушного пространства. В июне она достигла 93,8 тыс. полетов, что на 24,7 тыс. больше, нежели в мае, но по–прежнему ниже показателя за то же период прошлого года (–45,5%).
Сообщения СМИ стали обнадеживать. Международный аэропорт Симферополь после отмены 15 июня в Крыму обязательной обсервации для приезжих увеличил количество обслуженных за неделю рейсов на 39%. Если в период с 8 по 14 июня в крымской воздушной гавани приняли и отправили 442 рейса, то за неделю с 15 по 21 июня их количество возросло уже до 614. По сравнению с последним месяцем весны количество городов, с которыми аэропорт связывает Крым, увеличится в 4 раза. По итогам мая 2020 года рост пассажиропотока в аэропорту Шереметьево составил 39% к апрелю 2020–го. За первые десять дней июня этот показатель вырос по отношению к аналогичному периоду мая уже до 220%.
Первый месяц лета 2020 года завершился восходящим трендом, но по–прежнему в целом глубоко отрицательным. 30 июня пассажиропоток в российских аэропортах равнялся 62% от прошлогоднего уровня, следует из данных Международной ассоциации аэропортов.

COVID главному проекту не помеха

Какой же уровень воздушного сообщения государство стремится оставить в стране? Ответить на этот скептический вопрос Владислава Филева, возможно, позволит отношение руководства страны к вопросам реализации Комплексного плана модернизации и расширения магистральной инфраструктуры на период до 2024 года (КПМИ).
Еще в апреле Владимир Путин потребовал от кабинета министров обеспечить реализацию масштабных инфраструктурных проектов. Перечень поручений главы государства был опубликован на сайте Кремля. В частности, было обращено внимание на конкретные объекты модернизации аэродромных комплексов, в том числе в городах Челябинск, Пермь, Хабаровск, Норильск.
Об интенсивности работ, связанных с проектом КПМИ, можно судить по частоте и географии поездок по объектам первого заместителя министра транспорта РФ – руководителя Федерального агентства воздушного транспорта Александра Нерадько и других чиновников Росавиации. Хабаровск, Вологода, Петропавловск–Камчатский, Новосибирск, Магадан, Норильск, Челябинск – это далеко не полный перечень посещений в период острого распространения пандемии. За это же время проведено немало совещаний проектного офиса по вопросу реализации транспортной части КПМИ. Были открыты новый терминал аэровокзального комплекса аэропорта Череповец площадью более 1000 кв. м, а также новый логистический комплекс грузового оператора «ЖИА КАРГО» в аэропорту Жуковский, включающий в себя грузовой терминал площадью 9,2 тыс. кв. м и авиационный перрон площадью 90 тыс. кв. м, на котором могут одновременно разместиться 4 широкофюзеляжных грузовых самолета, что позволит обслуживать до 100 тыс. тонн грузов ежегодно.
Большей частью поездки
авиаруководства совершались в восточные регионы страны. И это не случайно. «Развитие региональных воздушных перевозок является стратегически важным направлением, на которое выделены существенные средства», – отмечает эксперт Аналитического центра при Правительстве РФ Александр Терентьев. Методика ранжирования проектов для включения в Комплексный план магистральной инфраструктуры (КПМИ) и те эффекты, по которым оцениваются проекты в процессе отбора, созвучны одной из основополагающих задач Стратегии пространственного развития России, а именно повышению связанности территорий. Применительно к авиации, считает руководитель Аналитического центра Владислав Онищенко, чтобы связанность территорий росла, нужно расширять маршрутную сеть и увеличивать число рейсов, которые будут совершаться из точки А в точку Б, минуя Москву. И в этой логике проекты, реализация которых обеспечит создание новых маршрутов, должны получать поддержку. По его мнению, за пространственное развитие и повышение связанности территорий отвечает агломерационный эффект. Транспорт, соединяя крупный город с большим числом расположенных вокруг него более мелких населенных пунктов, превращает его в ядро экономической системы территории. Агломерационный эффект зависит от числа жителей, получающих возможность в течение 2 часов добраться до центра агломерации, а также от экономической развитости региона, в котором реализуется проект.
Согласно свежей информации Минтранса России, предоставленной «ТР», в рамках реализации федерального проекта «Развитие региональных аэропортов и маршрутов», входящего в состав КПМИ, предусмотрена реконструкция 65 аэродромов, включая 39 на Дальнем Востоке, с общим объемом средств из федерального бюджета в размере 172 млрд руб.
В 2020 году предусмотрена реализация 38 мероприятий по реконструкции аэродромных комплексов на сумму почти 19 млрд руб. Из них 31 мероприятие началось в прошлые годы. По 20 мероприятиям на общую сумму 14,5 млрд руб. проводятся строительно–монтажные работы. Модернизируются как крупные аэропорты, так и небольшие региональные.
В аэропортах Соловки, Великий Устюг, Челябинск, Хабаровск и Норильск работы планируется завершить в этом году. Продолжится реконструкция воздушных гаваней Якутска, Благовещенска, Магадана, Амдермы (Ненецкий АО), Минеральных Вод, Братска, Новосибирска, Томска, Олекминска, Жиганска, Верхневилюйска (последние три – Саха (Якутия), Нерюнгри, Сеймчана (Магаданская область), Певека (Чукотский АО).
Еще 11 объектов находятся в стадии проектно–изыскательских работ. Речь идет об аэропортах Мурманска, Ижевска, Читы, Полярный, Усть–Неры, Магана (последние три – Саха (Якутия)), Тынды (Амурская область), Бухта Провидения, Марково, Лаврентия (последние 3 – Чукотский АО), Магнитогорска.
В этом году приступили к проектированию аэропортов Грозного и Липецка, в планах – начало реконструкции объектов аэродромной инфраструктуры в аэропортах Петропавловска–Камчатского и Мирного.
Одним словом, пандемия не оказала существенного влияния на реализацию комплексного плана, и аэропортовая инфраструктура страны продолжает активно развиваться.

Шамиль БАЙБЕКОВ

Оставьте первый комментарий

Оставьте своё мнение

Ваш email никогда не будет опубликован!


*


Яндекс.Метрика