Новости

Террористы целятся в каждого

Место операции российских спецслужб. Фото: ТАСС

15 лет назад, с ликвидации Масхадова, страна начала жесткую борьбу с главным мировым злом.

Эта дата пятнадцатилетней давности — в известной мере знаковая. 8 марта 2005 года в Чечне был ликвидирован Аслан Масхадов.
 

Об этом событии в то время написали все — российская пресса, зарубежная. Для одних он был «борцом за свободу», для других ее врагом, третьи же писали, что он был лидером террористов, но «хорошим», с которым руководству страны следовало договариваться. А мы этого не сделали.

По прошествии стольких лет ситуация с терроризмом в мире изменилась. Террор стал страшнее. Его почувствовали на себе даже те страны, где его по определению не было и не могло быть. По сравнению с ситуацией пятнадцатилетней давности очень многие граждане стали понимать — террористы хорошими не бывают. А то, что они творят, касается каждого человека.

Современные террористы, в отличие от своих предшественников, более жестоки, лучше организованы и они банально богаче. Деньги, на которые организуются теракты, дают торговля наркотиками, оружием, спонсоры. Причем деньги на это зло идут как из бизнеса близких к террористам людей, так свою лепту вкладывают простые граждане. Та же скромная торговка заштатного магазинчика в российской глубинке, которая под уговоры знакомых бездумно переводит деньги на «священную борьбу братьев», уверена, что к ней не придут взрывать ее место работы.

 

Сейчас появились новые виды терроризма. Это теракты в киберпространстве, терроризм с применением химического и биологического оружия. Появилось даже такое понятие, как «теракт во имя экологии».

Считается, что самое страшное последствие терроризма — человеческие жертвы. Но это лишь видимая часть айсберга. Терроризм бьет по экономической системе. Для борьбы с терроризмом правительству приходится в это направление регулярно вкладывать все новые и новые средства. В «неспокойных» местах гибнет торговля, туризм, местное производство, туда никакие инвесторы не вложат ни копейки. С этой точки зрения терроризм затрагивает каждого. Стране приходится забирать огромные деньги из налогов, чтобы потратить их на борьбу с террористами. Эти деньги ведь могли вложить в экономику, медицину, образование.

Сегодня во всех развитых странах придерживаются железного правила — договариваться с террористами нельзя. Наша страна это правило испытала на себе. На памяти нынешнего поколения — решение прекратить операцию и отпустить террористов в Буденновске. Это действительно спасло жизни заложников. Но давайте честно — выезд автобусов из Буденновска с бандитами стал победой для террористов. И это толкнуло их на новые теракты. Именно с Буденновска надо начинать отсчет трагедий «Норд-Оста» и Беслана.

Единственный способ победить терроризм — это консолидация всех стран против него. Есть тому и достойный пример. Воздушное пиратство фактически прекратилось, когда все страны договорились и просто перестали принимать угонщиков самолетов. А там, где их самолету разрешали сесть, «принимали» угонщиков как бандитов и отправляли в тюрьму.

И особых знаний не требуется, чтобы увидеть, что запрещенные в нашей стране «Аль-Каида» и ИГИЛ выросли и развились в страшную силу там, где в политических целях происходило оправдание террора.

Бороться с терроризмом должны профессионалы. Но лучше и дешевле — профилактика. Это внимание и забота о родных и друзьях с одной стороны и с другой — нетерпимость к любому, даже самому крохотному сочувствию терроризму и его оправдания. Не надо жалеть человека, который получил штраф и судимость за то, что «всего-то пару тысяч перевел» на помощь «борцам за свободу» в далекой стране.

Первый Закон «О борьбе с терроризмом» 1998 года учел опыт Буденновска и впервые серьезно ограничил переговоры с террористами. Пришедший ему на смену Закон 2006 года «О противодействии терроризму» был более комплексным и включил в себя многие аспекты превентивной работы. Стали по возможности закрывать каналы в Сети, которые освоили террористы.

Во всех развитых странах держатся правила: договариваться с террористами нельзя

Итог — цифры, которые привел недавно президент. Владимир Путин сказал, что в прошлом году число террористических преступлений стало меньше.

«Общее число преступлений террористической направленности продолжает сокращаться: с девяти в 2018 году до четырех в 2019-м, при этом предотвращено 57 таких преступлений, в 18-м году — 36», — указал президент РФ, выступая на заседании коллегии Федеральной службы безопасности. Путин добавил, что среди предотвращенных преступлений было 34 теракта.

Работа над антитеррористическими законами, к сожалению, совсем не кабинетная работа. Эти законы пишутся кровью. С каждым российским и зарубежным терактом, удачным или планировавшимся, практический опыт спецслужб обогащается.

Но надо признать, есть ситуации, когда террористы оказываются на шаг впереди государства. Многие их идеи просто не вмещаются в сознание нормального человека — захватить школу с детьми, концертный зал со зрителями. Понятно, что цель спецслужб в ситуации террористической атаки — спасение людей любой ценой. Ради этого сотрудники спецслужб часто жертвуют своей жизнью. Но случается и такое, что во время операции против террористов невозможно реально просчитать, чтобы все заложники остались живы и здоровы. В этом случае принимать решения, зная их цену, — невероятная моральная и психологическая нагрузка. И это знают только сами бойцы спецслужб и их начальство, ну, и еще догадываются их близкие. Если простые люди не всегда осведомлены об антитеррористических действиях властей, то это совсем не значит, что ничего не делается. Надо понимать, что полного раскрытия всей информации в этой области попросту быть не может. Нельзя «засвечивать» агентуру, нельзя «подсказывать» террористам возможные действия против них.

И здесь практически главную ответственность за распространение информации о терактах несут средства массовой информации. Часто медиа, сами того не понимая, становятся сообщниками террористов . И уже не важно, для чего это делается — просто ради погони за сенсацией, сбора лайков или из каких-то высших соображений.

Сегодня, в условиях, когда каждый человек с мобильным телефоном — сам по себе СМИ, вопрос ответственности за распространение информации стоит особенно остро. Деньги ведь террористам платят не просто так — от них в первую очередь требуют отчета «о проделанной работе». Прежде чем выкладывать снятые кадры в сеть, неплохо было бы подумать — стоят ли террористы того, чтобы пиарить их действия…

Досье «РГ»

Откуда у бандитов деньги

По словам директора ФСБ, террористические организации получают средства от игры на фондовых рынках и вложений в недвижимость через подставные фирмы.

Для финансирования террористических структур совершенствуется практика сбора денег с помощью электронных платежных сервисов, через краудфандинговые онлайн-платформы, а также неформальной расчетной системы «Хавала».

Почти 44 тысячи человек, причастных к терроризму, включены в созданный по инициативе ФСБ России международный банк данных. Почти треть из них — это иностранные террористы-боевики. Доступ к банку данных имеют уже 47 спецслужб из 36 стран, а также восемь специализированных органов международных организаций, включая ООН, СНГ, ШОС, ОДКБ и Интерпол.

Источник: https://rg.ru/2020/03/18/rossiia-nachala-borbu-s-terrorizmom-15-let-nazad.html

Оставьте первый комментарий

Оставьте своё мнение

Ваш email никогда не будет опубликован!


*


Яндекс.Метрика